Почти два месяца китайские власти скрывали информацию о распространении коронавируса COVID-19. Китай неоднократно и убедительно настаивал на том, что передача коронавируса от человека к человеку невозможна.

Подробную хронологию лжи китайских властей составил американский журнал National Review.

История пандемии коронавируса все еще пишется. Но на этом раннем этапе уже можно говорить о моментах, когда некоторые решения могли бы уменьшить масштабы вспышки.

Возможно, вы слышали о том, что китайские власти отрицали, что вирус может передаваться от человека к человеку, пока не стало слишком поздно. Но, вероятно, вы не слышали о том, насколько решительно, громко и неоднократно китайское правительство настаивало на этом.

В определенный момент в конце 2019 года: коронавирус перешел от какого-то вида животных к человеку. Скорее всего, это произошло на китайском рынке живых животных.

6 декабря: согласно исследованию медицинского журнала The Lancet, проявились первые симптомы у первого идентифицированного пациента. Через 5 дней после начала болезни его 53-летняя жена, которая не посещала рынок, также перенесла пневмонию и была госпитализирована. То есть, уже на второй неделе декабря врачи из Ухани обнаружили случаи, свидетельствующие о том, что вирус передается от одного человека к другому.

21 декабря: Уханские врачи начали замечать “ряд случаев пневмонии с неизвестным возбудителем”.

25 декабря: у медицинского персонала в двух больницах в Ухани начали подозревать заражение вирусной пневмонией, их отправили на карантин. Это дополнительное доказательство передачи вируса от человека человеку.

В какой-то момент в конце декабря: в больницах Ухани начал отмечаться “экспоненциальный рост” числа заболеваний, которые не могли быть связаны с рынком морепродуктов.

30 декабря: доктор Ли Вэньлян отправил сообщение группе других врачей, предупреждая их о возможной вспышке болезни, напоминающей тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС), и призвал их принять защитные меры против инфекции.

31 декабря: Муниципальная комиссия здравоохранения Уханя заявила: “До сих пор в ходе расследования не было выявлено явной передачи вируса от человека к человеку, также не было никакого заражения медицинского персонала”. Но это противоречило убеждению врачей, работающих с пациентами в Ухане, и на тот момент два доктора уже подозревались в заражении вирусом.

Лишь через три недели после того, как врачи впервые начали замечать случаи заболевания, Китай связался со Всемирной организацией здравоохранения.

Эксперт по общественному здравоохранению и бывший сотрудник Шанхайского центра по контролю и профилактике заболеваний Тао Лина заявила газете South China Morning Post: “Я думаю, что мы (сейчас, – ред.) вполне способны побороть ее (вспышку, – ред.) на начальном этапе, учитывая систему контроля заболеваний в Китае, способность справляться с чрезвычайными ситуациями и поддержку клинической медицины”.

1 января: Бюро общественной безопасности Уханя вызвало доктора Ли Вэньляна, обвинив его в “распространении фейков”. Два дня спустя в полицейском участке доктор Ли подписал заявление, в котором признал свой “проступок” и пообещал не совершать дальнейших “противоправных действий”. По аналогичным обвинениям были арестованы еще семь человек, и их судьба неизвестна.

Также в этот же день, “после того, как несколько партий результатов генома были направлены в больницы и переданы органам здравоохранения, сотруднику одной компании по геномике позвонили от чиновника из провинциальной комиссии здравоохранения Хубэй и приказали прекратить тестирование образцов из Ухани, связанные с новым заболеванием, а также уничтожить все существующие образцы”.

2 января. Исследование пациентов в Ухани смогло связать только 27 из 41 зараженных пациентов с контактами на рынке морепродуктов, что указало на передачу вируса от человека к человеку.

Также в этот день Уханьский институт вирусологии завершил картирование генома вируса. Но правительство Китая не объявляло об этом прорыве еще неделю.

3 января. Правительство Китая продолжило усилия по пресечению всей информации о вирусе: “Национальная комиссия здравоохранения Китая, высший государственный орган здравоохранения, распорядилась, чтобы учреждения не публиковали никакой информации, связанной с неизвестным заболеванием, и приказала лабораториям передавать любые образцы, которые у них были, в назначенные испытательные учреждения или уничтожить их”.

Также в этот день Уханьская муниципальная комиссия по здравоохранению опубликовала еще одно заявление, в котором повторялось: “На данный момент предварительные исследования не выявили явных доказательств передачи вируса от человека к человеку и инфицирования медицинского персонала”.

4 января. В то время как китайские власти продолжали настаивать на том, что вирус не может передаваться от одного человека к другому, врачи за пределами этой страны не были так убеждены. Руководитель Центра инфекции Гонконгского университета Хо Пак-леун предупредил, что “город должен внедрить самую строгую из возможных систем мониторинга за загадочной новой вирусной пневмонией, которая заразила десятки людей на материке, так как вполне возможно что болезнь передается от человека к человеку”.

5 января: Муниципальная комиссия по здравоохранению Ухани выпустила заявление с обновленным числом случаев, но снова уверяла: “предварительные исследования не выявили явных доказательств передачи от человека человеку и инфицирования медицинского персонала”.

6 января: издание New York Times опубликовало свой первый отчет о вирусе, в котором говорилось, что “59 человек в центральном городе Ухань заболели воспалением, похожим на пневмонию”.

В статье были следующие комментарии:

Эксперт по инфекционным заболеваниям Медицинской школы Duke-NUS в Сингапуре Ван Линфа сказал, что он разочарован тем, что ученым в Китае не разрешили говорить с ним о вспышке. Доктор Ван добавил, что он думает, что вирус, вероятно, не передается от человека к человеку, потому что медицинские работники не заразились этой болезнью.

Отмечается, что он высказал такое мнение, основываясь на неточной информации, которую китайское правительство сообщало миру.

8 января: китайские медицинские органы утверждали, что обнаружили вирус. Они же заявили, а западные СМИ продолжали это повторять, что “нет доказательств, что новый вирус легко распространяется среди людей, что сделало бы его особенно опасным, и он не связан ни с одним случаем смерти”.

В то же время, официальное заявление Всемирной организации охраны здоровья гласило: “Предварительная идентификация нового вируса за короткий период времени является заметным достижением и демонстрирует возросшие возможности Китая по борьбе с новыми вспышками. ВООЗ не рекомендует какие-либо конкретные меры для туристов. ВООЗ на основании имеющейся информации рекомендует не применять какие-либо ограничения на поездки или торговлю в Китай “.

10 января: После лечения пациента с коронавирусом, доктор Ли Вэньлян начал кашлять и у него поднялась температура. Он был госпитализирован 12 января. В последующие дни состояние Ли настолько ухудшилось, что его поместили в отделение интенсивной терапии и подключили к аппарату.

New York Times процитировал заявление Уханьской городской комиссии по здравоохранению о том, что “нет никаких доказательств того, что вирус может распространяться среди людей”. Но китайские врачи продолжали обнаруживать передачу среди членов семьи, что противоречило официальным заявлениям городской комиссии по здравоохранению.

11 января: Городская комиссия здравоохранения города Ухань выпустила обновление, в котором говорилось: “Все 739 случаев тесных контактов, включая 419 случаями контактов медперсонала прошли медицинскую обсервацию, и никаких связанных заболеваний не выявлено… С 3 января 2020 года не зафиксировано новых случаев заболевания. Пока не обнаружено никаких случаев заболевания среди медицинского персонала, также нет четких доказательств передачи инфекции от человека к человеку”. В тот же день комиссия обнародовала таблицу с вопросами и ответами, где еще раз подчеркнула, что “большинство случаев неизвестной вирусной пневмонии в Ухане имеет историю контактов с рынком морепродуктов. Четких доказательств передачи от человека к человеку не выявлено”.

Также в этот день политические лидеры провинции Хубэй, в которую входит Ухань, начали свое региональное совещание. Коронавирус не упоминался в течение четырех дней встреч.

13 января: Власти Таиланда обнаружили вирус у 61-летней китаянки, которая приехала из Ухани, это был первый случай за пределами Китая.

“Министерство здравоохранения Таиланда заявило, что женщина не посещала рынок морепродуктов в Ухане и 5 января заболела лихорадкой. Однако, по словам доктора, женщина посетила другой, меньший рынок в Ухани, на котором также продаются животные”.

14 января: Органы здравоохранения города Ухань обнародовали еще одно заявление, в котором говорилось: “Среди близких контактов не было обнаружено никаких связанных случаев”. Уханские врачи еще с начала декабря знали, что это была ложь.

Всемирная организация охраны здоровья повторила официальное заявление Китая: “Предварительные исследования, проведенные китайскими властями, не обнаружили четких доказательств передачи от человека к человеку нового коронавируса (2019-нКоВ), выявленного в Ухане, Китай”.

15 января: Япония сообщила о своем первом случае коронавируса. Министерство здравоохранения Японии заявило, что пациент не посещал какие-либо рынки морепродуктов в Китае, добавив, что “возможно, что он находился в тесном контакте с неизвестным пациентом с воспалением легких в Китае”.

После чего, муниципальная комиссия здравоохранения Ухани начала менять свои заявления: “Существующие результаты опроса показывают, что не было найдено четких доказательств передачи от человека к человеку, при этом, нельзя исключать возможность ограниченной передачи от человека к человеку, но риск этого низок”.

Напомним, больницы в Ухане пришли к выводу, что передача вируса происходит от человека к человеку, тремя неделями ранее.

17 января: В США решили, что люди, возвращающиеся из Ухани будут проходить проверку на наличие симптомов, связанных с 2019-nCoV, в трех аэропортах США, которые принимают большинство путешественников из города: Сан-Франциско, Нью-Йорк (JFK) и Лос-Анджелес.

18 января: Секретарь департамента здравоохранения Азар впервые обсудил вирус с президентом США Дональдом Трампом. Неназванные “высшие должностные лица администрации” рассказали Washington Post, что “президент сменил тему и спросил о вейпинге, и когда устройства с ароматизированными жидкостями для вейпа снова появятся на рынке”.

Несмотря на то, что врачи Ухани знали, что вирус заразен, городские власти разрешали 40 000 семей собраться и делиться домашней едой на празднике в честь китайского нового года.

19 января: Национальная комиссия здравоохранения Китая объявила, что вирус “все еще можно предотвратить и контролировать”.

ВООЗ уточнила свое утверждение, заявляя, что “нет достаточной информации для окончательных выводов о том, как вирус передается, о клинических признаках болезни, как она распространилась и каков ее источник. Все это остается неизвестным”.

20 января: Муниципальная комиссия здравоохранения Уханя в последний раз в своем ежедневном бюллетене заявила: “Среди близких контактов не было выявлено ни одного подобного случая”.

В тот день глава китайской национальной комиссии по здравоохранению, расследовавший вспышку заболевания, подтвердил, что два случая заражения в китайской провинции Гуандун были вызваны передачей вируса от человека к человеку, и медицинский персонал тоже был заражен.

Также в этот день в самой большой газете города Wuhan Evening News впервые с 5 января упоминался вирус на первой полосе.

21 января: Центр контроля заболеваний подтвердил первый случай заболевания коронавирусом в округе Снохомиш (штат Вашингтон, США) у мужчины, который вернулся из Китая шестью днями ранее.

К этому моменту миллионы людей покинули Ухань, распространяя вирус по всему Китаю и в другие страны.

22 января: Генеральный директор ВООЗ Тедрос Адханом Гебреусус продолжал восхвалять действия Китая по борьбе со вспышкой.

“Я был глубоко поражен детальностью и глубиной презентации, которую сделал Китай. Я также благодарен за сотрудничество министру здравоохранения Китая, с которым я непосредственно общался в течение прошлых дней и недель. Его руководство и участие президента Си и премьер-министра Ли были неоценимыми, как и все мероприятия, которые они приняли в ответ на вспышку”.

Накануне делегация ВОЗ совершила визит в Ухань. Они пришли к выводу, что “развертывание нового набора для тестирования на национальном уровне предполагает, что передача вируса от человека человеку происходит в Ухани”. По информации делегации, “их коллеги согласились, что пристальное внимание следует уделять гигиене рук и дыхания, безопасности пищевых продуктов и, по возможности, избеганию массовых собраний”.

На совещании Чрезвычайного комитета ВОЗ члены группы выразили “различные мнения о том, является ли это событие чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение или нет”. В то время ВОЗ решила, что повода для такого чрезвычайного положения нету.

23 января: китайские власти объявили о своих первых шагах для внедрения карантина в Ухани. К этому моменту миллионы людей уже посетили город и покинули его во время празднования китайского Нового года. Сингапур и Вьетнам сообщили о своих первых случаях, и до сих пор неизвестное, но значительное число китайских граждан отправились за границу.

24 января: Вьетнам сообщил о передаче от человека к человеку, а Япония, Южная Корея и США сообщили о своих вторых случаях. В течение двух дней новые случаи заболевания зарегистрировали в Лос-Анджелесе, округе Ориндж и Аризоне.

1 февраля: доктор Ли Венлян дал положительный результат на коронавирус. Он умер спустя шесть дней.

4 февраля: мэр Флоренции Дарио Нарделла призвал жителей поддержать китайцев в их борьбе с новым коронавирусом.

Поделиться в соц. сетях:

‡агрузка...