Наихудший сценарий, по которому могла пойти мировая экономика в 2020 году, пока не сбывается.

Но успокаиваться и расслабляться пока рано, потому что риски ухудшения ситуации все еще сохраняются. Так коротко можно охарактеризовать суть январского доклада Международного валютного фонда "Перспективы развития мировой экономики", который озаглавлен "Намечающаяся стабилизация, медленный рост?". И вот этот знак вопроса в названии доклада, пожалуй, лучше всего объясняет, почему, несмотря на сдержанный оптимизм в заявлениях, МВФ в очередной раз ухудшил прогноз роста экономики.

В октябрьском прогнозе МВФ ожидал по итогам 2019 года увеличение мирового ВВП на 3%, отмечая, что это будет самый низкий уровень роста экономики с минувшего кризиса 2008-2009 годов. В январском докладе предварительная оценка еще хуже: только 2,9% роста мирового ВВП в 2019 году. Тем не менее, до показателей прошлого кризиса – а в 2009-м была зафиксирована рецессия, -0,1%ВВП, еще очень далеко.

Как отмечают в МВФ, после заключения "перемирия" в декабре минувшего года уменьшился риск обострения торговой войны между США и Китаем, которая рассматривалась как один из основных факторов замедления мирового экономического роста. Кроме того, сейчас называют маловероятным "жесткий" сценарий Брекзита. Именно эти два обстоятельства настраивают МВФ на оптимизм. А также ожидание роста перерабатывающей промышленности, автомобилестроения и торговли.

Однако в то же время за истекшее после предыдущего прогноза время наметились другие негативные факторы, говорится в докладе. И ухудшение прогноза связано именно с этим.

"Этот пересмотр темпов роста в сторону понижения отражает главным образом неожиданные негативные изменения в экономической активности нескольких стран с формирующимся рынком, прежде всего Индии, которые привели к переоценке перспектив роста на следующие два года. В некоторых случаях эта переоценка также отражает последствия повышения социальной напряженности", – говорится в докладе МВФ.

Из текста доклада и выступлений чиновников МВФ складывается впечатление, что мировая экономика находится сейчас на каком-то рубеже между ростом и окончательным скатыванием в пропасть кризиса. С одной стороны, в прогнозе говорится о том, что, "изменения, произошедшие с осени 2019 года, указывают на то, что на настоящий момент комплекс рисков для мировой активности в меньшей степени склоняется в сторону снижения роста". А с другой – что "сохраняются значительные риски недостижения прогнозируемых темпов роста, связанные, в том числе, с обострением геополитической напряженности, особенно между США и Ираном, усилением социальной напряженности, дальнейшим ухудшением отношений между США и их партнерами по торговле и углублением экономических трений между другими странами. Реализация этих рисков может привести к быстрому ухудшению настроений, вызывая падение мирового экономического роста ниже прогнозируемых в базисном сценарии темпов".

Директор Международного валютного фонда Кристалина Георгиева, презентуя доклад, объяснила ситуацию так: "Мы уже видим предварительные признаки стабилизации, и последние данные свидетельствуют о том, что объемы торговли и промышленного производства достигли дна. Но мы еще не достигли поворотного момента".

Так будет ли "Великая депрессия-2"

А вот во время другого выступления, в Институте международной экономики Петерсона в Вашингтоне, глава МВФ описала нынешнюю ситуацию как "возрастающая неуверенность". "Если бы мне нужно было назвать тему, характеризующую начало нового десятилетия, я бы сказала, что это — возрастающая неуверенность", – заявила Георгиева. И предупредила, что последствием нынешней нестабильной ситуации может быть не только новый финансовый кризис (начало которого, напомним, прогнозировалось на 2020 год), но и новая "Великая депрессия".

К такому выводу экспертов МВФ подтолкнуло не только замедление роста экономики, но и рост неравенства внутри многих стран. То есть активное расслоение общества на богатых и бедных.

"Наше недавнее исследование показывает, что неравенство, как правило, возрастает накануне финансового кризиса, что свидетельствует о тесной связи между неравенством и финансовой стабильностью… Эта связь между финансовой стабильностью и неравенством не ограничивается мировым финансовым кризисом или даже Великой депрессией. В исследовании по 17 странам с развитой экономикой рассматривались все финансовые кризисы с 1870 по 2013 год. Его результаты подтверждают наши выводы: увеличение неравенства является хорошим предиктором финансового кризиса и может быть долговременным последствием такого кризиса", – сказала г-жа Георгиева.

Но почему все-таки, несмотря на относительно средние показатели роста ВВП в прогнозе (не ноль, не рецессия – отрицательные цифры роста ВВП, как было, например, в 2009-м), экономисты бьют тревогу? Почему о "Великой депрессии" не говорилось, например, накануне или во время кризиса 2008-2009 годов, когда экономические показатели были гораздо хуже?

"В 2008-2009 годах экономика была просто перегрета. Были высокие цены на все сырьевые товары, экономики перенасыщены деньгами. А когда начался обвал цен, нужно было время, чтобы экономики адаптировались и компенсировали понесенные убытки. Но тогда не было таких глобальных проблем, как сейчас. Проблем, которые должны поменять всю структуру экономики", – считает экономический эксперт-аналитик Борис Кушнирук.

Так что повторение в ближайшее время затяжного кризиса, как тот, что возник в США в 1920-х годах, эксперт считает реальным.

"Новая "Большая депрессия" реальна. Вопрос только в том, в какой момент она начнется. Это зависит от множества факторов, но она неминуема. Я прогнозирую, что кризис начнется все-таки не в 2020-м, а в 2021 году. Хотя бы потому, что Трамп будет делать все, от него зависящее, чтобы не допустить обвала экономики накануне выборов. Американцы, можно сказать, "голосуют кошельками". Поэтому сохранение позитивной динамики в американской экономике для Трампа очень важно", – говорит Борис Кушнирук.

Почему грядущий кризис неотвратим, эксперт объясняет следующим образом:

"Во-первых, меняется структура мировой экономики. Потребление углеводородов стремительно сокращается и будет сокращаться дальше. Переход на возобновляемые источники энергии и электромобили приведет к резкому падению цен на энергоносители, а за ними обвалятся цены и все. Потому что на энергоносители завязаны цены на многие товары. Пойдет цепная реакция. Ну, например. Я думаю, массовый переход на электромобили – это вопрос двух-трех лет. Когда это произойдет, во-первых, резко сократится спрос на нефтепродукты. Во-вторых, технологично электромобили проще, а значит, их производство будет дешевле (сейчас единственный фактор, который делает электромобили дороже, – аккумулятор). Таким образом, миллионы людей могут остаться без работы. Спрос будет сокращаться. Конечно, потом возникнут новые сферы применения этой рабочей силы, но этот переход потребует определенного времени", – говорит Борис Кушнирук.

Второй фактор, который неотвратимо ведет мир к серьезному кризису, по мнению экономиста, связан с кризисом в социальной сфере многих стран.

"В условиях глобализации экономики возникает и глобализация рынков. И часть стран, которые раньше обогащались за счет производства сложной продукции для всего мира, а теперь теряют их, вынуждены сокращать свои социальные программы, социальные затраты. Уже сейчас практически все страны Евросоюза нарушают нормы по размеру долга относительно ВВП. И это связаны именно с этим. Они не могут позволить себе уменьшить социальные стандарты, но при этом они наращивают дефицит бюджетов, и им нечем его покрывать. Но есть предел, дальше которого продолжать такую политику будет просто невозможно. А как только они прекратят наращивать дефицит, обвалится спрос. Потому что люди вынуждены будут сократить свои расходы, а соответственно, уменьшится спрос на товары и услуги, которые вырабатываются как в этой стране, так и для этой страны другими. То есть это лавинообразный процесс, который охватит очень значительную часть стран. И каждому государству уже сейчас нужно думать о том, как именно оно может стать конкурентной в новых условиях. Потому что выход из "Великой депрессии" происходит очень долго и тяжело. Переход к новому формату экономики также будет длительным, он будет касаться абсолютно всех сфер, и сейчас даже трудно сказать, как из него будут выходить", – прогнозирует Борис Кушнирук.

Между тем в последующие два года МВФ ожидает даже некоторого ускорения мировой экономики. Согласно январскому прогнозу, в 2020-м экономика ускорится до 3,3%, в 2021-м – до 3,4%. Хотя, по сравнению с предыдущим, осенним прогнозом, и эти показатели ухудшились (было 3,4 и 3,6% соответственно).

Прогноз для Украины

МВФ пока не обнародовал данные нового прогноза для каждой конкретной страны. В октябрьском докладе, напомним, на 2019 и 2020 год для Украины прогнозировался рост ВВП в 3%, на 2021 год – 3,1%. Однако для групп стран и регионов, в которые входит Украина, большинство прогнозов в январе пересмотрены в сторону понижения. Так, предполагается, что экономика стран с формирующимся рынком и развивающихся в 2020 году вырастет в среднем на 4,4%, тогда как в октябре прогнозировалось, что на 4,6%. Показатель на 2021 год снижен с 4,8 до 4,6%. При этом, напомним, именно экономики развивающихся стран оцениваются МВФ как "локомотивы" экономики в это непростое время. Развитые экономики сейчас растут гораздо медленнее: по новому прогнозу – всего на 1,6% в 2020-м и 2021 годах.

Правда, для новой группы развивающихся стран Европы (куда, кроме Украины, включены также Молдова, Беларусь и Россия) прогноз гораздо хуже: 2,6% в 2020 году и 2,5 – в 2021-м.

Эксперты считают, что вероятный кризис затронет и нас.

"Учитывая сырьевую структуру нашей экономики, мы чрезвычайно зависим от ситуации на внешних рынках", – напоминает Борис Кушнирук.

В то же время президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило считает, что прогноз для Украины не обязательно будет ухудшен.

"Если МВФ понизил общий уровень, я думаю, скорее всего, он может понизить на пару пунктов и прогноз для Украины. Хотя, если основанием для пересмотра прогноза послужила ситуация с Индией, то для Украины ситуация может даже улучшиться. Индия – это мощная экономика, с огромным рынком, потребление там растет больше, чем производство, поэтому она активизирует экономики и других стран. Но если там ожидается замедление, то понизится спрос на глобальных рынках на определенные виды товаров: продовольствие, инвестиционные товары. Украина на многих азиатских рынках конкурировала с Индией, так что в этой ситуации спрос на нашу продукцию может вырасти, и тогда оснований пересматривать прогноз, возможно, и не будет", – предполагает Ярослав Жалило.

Поделиться в соц. сетях:

‡агрузка...