08:42 19 сентября среда
9 июля 16:26 просмотры: 401комментарии: 0
Сердце Киева в огне: как Подол в считанные секунды превратился в руины

Сердце Киева в огне: как Подол в считанные секунды превратился в руины

9 июля 16:26 | просмотры: 401 | комментарии: 0

9 июля 1811 вспыхнул Подол - нижняя и главная тогда часть Киева.

Вогонь уничтожил 2 тис.домов, 12 церквей, 3 монастыря. Это был один из самых мощных и катастрофических пожаров в истории Киева - выстояли лишь единичные здания.Одни говорили, будто бы пожар начался в тупике узкой улице возле Житнего рынка и церкви Николая Притиска. Другие - что первым загорелся дом плотника на Спасской улице. Еще одни - что сначала пламя появилось на Константиновской.

Подол тогда был почти сплошь деревянный. В тот день стояла жара и дул сильный ветер. Поэтому огонь мгновенно "кувыркался" с одной усадьбы на другую. По 3:00 весь район превратился, по словам очевидца, на "огненное море". Горели деревянные дома, заборы, деревянные брусчатки, даже сады. "Зарево ночью можно было видеть за 100 верст", - писал директор Киевской гимназии Мишковский. Киево-подольской пожар по масштабу называет "первой со времен Батыя".

Жители, которые не успели спастись, с криками бегали по улицам, чтобы вырваться из огня. Но, со всех сторон окружены пламенем, сгорали заживо. Многие Киево-подоляни погибли в погребах и церквях, где прятались от огня. Несколько монахинь, которые нашли убежище в храме Флоровского монастыря, задохнулись от дыма. Обгоревшие каменные церкви Подола остались без куполов.

Погорельцы расположились на Оболони в наскоро возведенных навесом с ветвей и листьев. Монахов Братского монастыря, до 1934-го размещался на территории современной Могилянки, приютил Софийский монастырь. Монахинь Флоровской обители, расположенной под Замковой горой, у Житнего рынка, поселили в Николаевском монастыре на Печерске - его монахи временно перешли к Лавре.

Когда опасность всчухла, подолянам позволили возвращаться к своим пожарищ и сводить себе новые дома. Многие из них голодал. "Весьма многие из жителей едва могли находить пропитание", - свидетельствовал Закревский. По улицам пустили военные фуры, из которых бесплатно раздавали хлеб.

Значительный спрос на древесину привел к небывалому повышению цен на нее. Правительство и частные меценаты выслали киевским погорельцам "подъемные" на восстановление. Но большинство средств осели в карманах городских чиновников.

Центральный пункт наблюдения пожарных был расположен на высокой башне городской ратуши на Контрактовой площади. Оттуда преимущественно одноэтажный Разделение было видно как на ладони. Случалось, огонь охватывал тот или иной дом. Но пожарные, дежурившие круглосуточно, каждый раз быстро его тушили. Почему этого дня они замедлили?

Киев был одним из первых в Российской империи городов, где появилась специальная пожарная техника. Осенью 1784 на деньги, собранные с ремесленных цехов, киевские пожарные приобрели три пожарные трубы, 39 бочек, 47 багров. Это первый в Украине случай централизованной закупки пожарной техники. И 1811 все это не помогло.

Николай Закревский утром 9 июля был на Подоле - там жила его семья. Он утверждал: люди "увидели страшный огонь в четырех или пяти противоположных концах города". Итак, был умышленный поджог. Киевом завертелось, его совершивших французские шпионы "посредством зажженного трута, скоропалительных свечей и вторых удобно возгорающихся веществ".

Незадолго до этого уже были подозрительные поджоги. "В продолжении двух месяцев в Киеве было всех вообще зажигательства около 20", - записал в своих заметках магистратский судья Миславский. В частности, на Печерске сгорели склады военной аптеки, на Кудрявке - оснащен под госпиталь митрополичий загородный дом, дважды тушили флигель Царского - сейчас Мариинского - дворца, где жил генерал-губернатор.

Чтобы положить конец слухам, что сеяли панику, из Петербурга в Киев прислали "следователя пристава". Задача - выяснить и дать официальное объяснение причины пожара. Он провел серию допросов. Он вытащил из 15-летнего Василия Авдиевского признание, что 9 июля тот играл самодельной петардой из гусиного пера и пороха. "В то время, когда отец и мать его спали, - сообщил следователь в своем рапорте на имя министра полиции, - начинил перо порохом, зажег оное, которое бросил в бывшую в нужного места солому, и в то время, когда оная начала уже гореть, он, испугавшись, ушел со двора ".

Киевляне скептически отнеслись к такому выводу. Ибо уверены: огонь одновременно вспыхнул в разных концах Подола. А когда в в июне 1812 Наполеон пошел войной на Российскую империю, горожане вновь вспомнили о "французско-шпионский" следует прошлогодней пожара.

- Если я возьму Киев, - не раз говорил французский император Наполеон, - возьму Россию за ноги. Если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову. Получив Москву, попаду ему в сердце.

В случае победы Наполеон собирался отсоединить украинские земли от Российской империи. Правобережье вместе с Киевом планировал отдать Польше, вновь стала бы независимой. На территории Черниговщины и Полтавщины намечал создать государство во главе с гетманом, но под протекторатом Франции. И еще одно, так же контролируемую Парижем, на украинском юге - с Екатеринославщины, Херсонской, Таврии и Крыма.

1816, после завершения Наполеоновских войн, началось восстановление Подола. Царь Александр I потребовал, чтобы этот древний район Киева распланировали по-новому - в регулярном стиле. Прислал из Петербурга своего зодчего Уильяма Гесте. Тот с 1810 фактически был главным архитектором империи.

В генеральном плане Гесте вместо исконных на Подоле узких изогнутых улочек и переулков наметил широкие прямые магистрали, параллельные Днепра, и перпендикулярные к ним улицы.

Центром композиции выбрал Контрактовая площадь. С одной стороны ее замыкали каменные, а потому уцелевшие при пожаре, сведены за гетмана Ивана Мазепы Братский монастырь и старый корпус Киево-Могилянской академии.

Сердце Подола, Контрактовая площадь, как ее задумал Гесте, застроили лишь частично. Вместо торжественного ансамбля из трех крупных каменных возвели одну - Контрактовый дом - 1817 года. Соседние два участка, где предусматривались объединены колоннадой ратуша и почта, пустые сих пор. Несколько лет назад киевская власть объявила, что хочет довести до конца архитектурный замысел Гесте. Далее намерен пока дело не пошло.

"Не только Киев, сгорает Бердичев и Житомир, горит Волынь и Малороссия. Здесь, в Киеве, вспыхивают много домов, еще недостроенные: горят те, у которых в печах совсем не курят, и такие здания охватывает огонь, в которых совсем нет печей. все это дает основания для различных догадок и сомнений. Предполагают, что есть поджигатели, что они представляют особую секту или тайное общество, выпущенных из Польши, с герцогства Варшавского, где наперсник Наполеона, злобный Даву, готовит в темноте молнии для поджога священных градов России ", - писал летом 1811 адъютант киевского генерал-губернатора Михаила Милорадовича писатель Федор Глинка. Он тогда путешествовал по Украине и в Киеве общался со своим экс-начальником - губернатором.

Читайте также:

Источник:
Автор: Dasha Kolodnaya
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Чтоб оставить комментарий необходимо авторизоваться
Яндекс.Метрика